Ученые bet356体育在线: половина пациентов считает, что информированное согласие на медицинское вмешательство нужно для снятия ответственности с врача

В Санкт-Петербургском университете состоялась XIII Ежегодная научно-практическая конференция с международным участием «Медицина и право в XXI веке». Более ста экспертов — юристы, врачи, ученые и представители власти — обсудили, как выросла нагрузка на систему здравоохранения в период пандемии, почему юристы сталкиваются со сложностью квалификации преступлений, совершенных врачами, и знают ли пациенты, для чего на самом деле на приеме у врача нужно подписывать информированное согласие.

Открыла конференцию Марина Лаврикова, первый проректор по учебной работе bet356体育在线. Она заметила, что круг проблем и правовых вопросов, связанных с системой здравоохранения, только расширяется. На повестке вопросы и правовой, и финансовой моделей российской системы здравоохранения, вопросы страховой медицины, коммерческой деятельности, прав пациентов и врачебных ошибок. С началом пандемии особенно остро встали проблемы, связанные с социальной поддержкой работников в сфере здравоохранения и работой с медицинской информацией, которая получила невиданный до этой поры масштаб распространения и интерес со стороны обычных граждан.

Потенциал Университета в решении тех коллизий, которые сегодня существуют, очень велик.

Андрей Сарана, первый заместитель председателя Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга

Вместе с пандемией выросла и напряженность в сфере здравоохранения. В 2020 году на 37,3 % выросло количество жалоб в Росздравнадзор пациентов на работу медиков. По количеству претензий первое место занимают акушеры и гинекологи, затем — хирурги, стоматологи, онкологи, травматологи и терапевты, рассказал Алексей Горяинов, руководитель практики досудебного и судебного разрешения споров компании ?Росмедконсалтинг?. Среди причин такой тенденции эксперты называют профессиональное выгорание, возрастающую нагрузку, а также отсутствие системы просчета рисков, с которыми может столкнуться врач, выполняя свою работу. Эксперты заметили: не все врачи и даже не все руководители медучреждений осознают, к каким последствиям может привести неосторожное или непродуманное действие не только в работе с пациентами, но при выполнении административной или бумажной работы.

?Профессия врача всегда была высокорисковой, связанной с повышенной юридической ответственностью, особенными обязанностями — соблюдением врачебной этики, врачебной тайны. С каждым годом риски в работе врача только возрастают, растет и психическое напряжение?, — рассказал профессор bet356体育在线 Игорь Акулин.

По словам экспертов, положение медицинских работников ухудшилось в пандемию, поскольку медицинский персонал разного уровня и квалификации каждую смену выдерживает проверку своих знаний, умений и опыта, подвергает беспрецедентному уровню риска свои жизнь и здоровье. Это, по словам экспертов, подтверждается и недавней статистикой ВОЗ: до полутора процентов от общего числа погибших от COVID-19 — это медицинские работники.

При этом в условиях возросшей нагрузки возрастает и вероятность совершить ошибку. Участники обратили внимание, что в системе здравоохранения, из-за сложности прогнозов и высоких рисков, остро стоит вопрос, касающийся установления причинно-следственной связи между дефектами медицинской помощи и наступившими негативными последствиями для пациента, в том числе определения характера причинной связи. Это же влечет за собой проблемы квалификации действий медицинских работников, совершивших неосторожные преступления, повлекшие последствия. Как показывает анализ судебно-следственной практики, верная юридическая оценка действий или, наоборот, бездействия врачей вызывает значительные затруднения. Сложности квалификаций служебных преступлений, совершенных медицинскими работниками, во многом обусловлены выполнением ими как должностных, так как профессиональных обязанностей. Участники подчеркнули, что проведенные среди медиков опросы показывают, что 90 % специалистов сферы здравоохранения уверены: им нужны правовые знания, в том числе и понимание основ уголовного права. Должный уровень подготовки и просчет рисков позволит совершенствовать работу.

Магистерская программа по медицинскому праву bet356体育在线 была открыта 10 лет назад и ежегодно становится одной из самых востребованных юридических программ. За это время было выпущено 111 магистров. Они работают в крупнейших медицинских центрах и ведущих юридических компаниях страны.

Еще одна проблема, озвученная в ходе конференции, — расхождение реального практического использования информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство с его юридическим смыслом и целями. Подписывать такое согласие от каждого пациента требует Федеральный закон ?Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации?, предполагая, что каждый человек должен не только осознавать суть медицинских манипуляций, а также их возможные риски и неблагоприятные последствия. Однако на практике получение согласия часто сводится к простой формальности.

Декан юридического факультета bet356体育在线 Сергей Белов рассказал об исследовании, в ходе которого ученые bet356体育在线 проанализировали отношение врачей и пациентов к необходимости подписывать этот документ: ?Информированное согласие должно быть выражением воли пациента, обеспечивать его право распоряжаться своим телом, в том числе осознавать возможные последствия действия врачей. Проблема в том, что согласие в сегодняшней его форме — это типовой документ, не учитывающий особенности здоровья пациента, детали предстоящего лечения, возможные риски?. Кроме того, по словам Сергея Белова, согласие почти всегда содержит так много медицинской терминологии и излагается таким сложным языком, что большинство пациентов его не читают, а те, кто читает, не понимает, что там написано. Это сводит правовую эффективность получения согласия почти к нулю. ?Смысла в нем оказывается немного, особенно учитывая, что часто его просят подписать в регистратуре при оформлении амбулаторной карты или договора, даже до разговора с врачом и постановки диагноза?. Исключением юристы назвали согласие на операцию, но и оно далеко не всегда оформляется в соответствии с законом — часто уже в момент премедикации, в полубессознательном состоянии пациента.

Введение законодателем требования получать согласие пациента — правовое отражение отказа от патерналистской модели общения между врачом и пациентом, в которой пациент выступает в роли ребенка, не обладающего ни знаниями, ни возможностью оценки разных рисков и, как следствие, неспособного нести ответственность за принятие медицинских решений. К сожалению, отказ от таких представлений в отечественной медицине проходит с большим трудом.

Как можно перекладывать на пациента ответственность за риски для его жизни и здоровья, если все решают за него, не объясняя сути медицинских манипуляций и рисков, с ними связанных? Информированное согласие совсем не помогает, хотя ради этого и было придумано.

Декан юридического факультета bet356体育在线 Сергей Белов

Ученые выяснили: половина пациентов и практически все врачи уверены, что подпись под согласием нужна только для того, чтобы обезопасить врача и медицинское учреждение, исключить ответственность организации за возможные негативные последствия. ?Парадокс в том, — заметил Сергей Белов, — что как раз эту роль — ограничение ответственности — подписанное согласие юридически не выполняет и выполнять не может?. Чтобы пациент мог принимать порой жизненно важные решения о своем здоровье самостоятельно, участники конференции предлагают увеличивать объем предоставляемой ему информации, а также переориентировать медицину в сторону персонализации и изменить систему планирования объемов медицинской помощи.